Chesley
Нет мольбертов, опустел треножник. Голос был почтителен и тих. Кто бы мог подумать, что художник Так полюбит дело рук своих.
За двадцать минут меня трижды выставили из квартиры, два раза извинились и пять раз причитали о моей несостоятельности.
С горя сожрал целую коробку шоколадных конфет. Чую, что будет мне не очень хорошо теперь.
Через полчаса выезжать, а я сижу себе спокойно, чаек допиваю..