Chesley
Нет мольбертов, опустел треножник. Голос был почтителен и тих. Кто бы мог подумать, что художник Так полюбит дело рук своих.
Я хочу уснуть.
И не проснуться.
Я не справляюсь. Совершенно.